Я не без вести пропал. Российская газета — Спецвыпуск № 284(8042)

Снайпер Павел Вуколов из лета 42-го — жене в Читу и землякам в Рязань

Российская газета — Спецвыпуск № 284(8042)

Первый день зимы принес «Рейду» долгожданную удачу. Причем удачу редкостную даже для тех, кто в поиске не один десяток лет.

В урочище Леушино, на месте одноименной смоленской деревни, где в августе 42-го шли тяжелые бои, а в начале 90-х проходила региональная Вахта памяти и потом было много групп и поисковиков-одиночек, нашли останки погибшего. При них — медальон. И вечером того же дня в адрес жены и земляков Павла Вуколова, снайпера 28-й отдельной стрелковой бригады, ушло сообщение: он не без вести пропал.

В том же раскопе найден мундштук с инициалами…

мундштук с инициалами

За тем, как разворачивались события, мы проследим «в прямом эфире» — с разрешения командира поисковой группы «Рейд» Руслана Лукашова.

Это под его рукой оказалась главная находка — черный эбонитовый пенал с пергаментным вкладышем, на котором смогли распознать имя погибшего и адрес жены.

Вместе с Лукашовым 1 декабря в лесу были москвичи Наталья и Константин Антипенко да Владимир Синев из Гагарина.

Их друзья-соратники, не имевшие возможности в то воскресенье присоединиться, принимали сообщения и реагировали на них в своей группе в Сети — в день самой находки и когда искали родных погибшего.

1 декабря, воскресенье

12.26, Наталья: Медальон! Леушино, боец… Записка есть.

14.09, Александр: Давай имя!

15.23, Иван: И мундштук у него?

15.23, Наталья: Да.

15.23, Иван: Вот это интересно будет, если медальон прочитается! И с мундштуком сойдется.

15.23, Олег: Хоть бы прочитался…

15.25, Наталья: Ложка-вилка, маргаринница с табаком, два подсумка немецких с нашими патронами, бритва…

вкладыш медальона медальон

Выбрались из леса, под настольной лампой осторожно развинтили пенал и двумя иголками раскатали на белом листе мокрый вкладыш.

16.10, Константин: Вуколов Павел Петрович, 1910, Читинская область.

16.12, Олег: Совпал, ура!

«Пробили» по ОБД «Мемориал»: есть такой. Пропал без вести в августе 42-го. Через минуту в базе данных «Подвиг народа» нашли наградной лист на медаль «За боевые заслуги» и приказ о награждении от 15 июля 1942 года.

16.15, Константин: Снайпер.

16.19, Иван: Не успели вручить?

16.19, Константин: Похоже…

16.51, Александр: Кто нашел бойца?

16.51, Константин: Командир.

17.10, Александр: Возраст 32, должны быть дети, внуки.

17.15, Олег: Первый день зимы плодотворно.

17.54, Антон: Мои поздравления!

18.02, Руслан: Пусть Господь и далее направляет наши стопы в нужном направлении!

2 декабря, понедельник

00.18, Иван: Жена в Читинской области. Чалдонка, Могочинский район Забайкальского края.

00.26, Николай: Наверное, охотник был, если в снайперы попал…

Второго декабря в 01.30 по московскому времени, когда в Чите взрослые собирались на работу, а дети в школу, в адрес главы городского поселения «Могочинское» по электронной почте ушло письмо.

«Здравствуйте! Срочно нужны ваши помощь и содействие. Вчера, 1 декабря 2019 года, поисковой группой «Рейд» (командир — Лукашов Руслан Витальевич) в Гагаринском районе Смоленской области, в урочище Леушино, обнаружен и опознан по записке в медальоне боец 28-й отдельной стрелковой бригады Вуколов Павел Петрович, 1910 года рождения (место — Сосновский р-н Рязанской области). Призван в РККА Могочинским РВК Читинской области. В донесении о потерях указан адрес жены: Татьяна Андреевна, с. Чалдонка, Могoчинский район Читинской области. Факт его ухода на фронт из вашего района подтверждается в Книге памяти Читинской области. Убедительно просим принять все возможные меры по розыску родных и близких погибшего бойца» (указали адрес электронной почты и мобильный телефон).

3 декабря, вторник

В понедельник, 2 декабря, никакого отклика из Могочи не пришло. Не было его и к исходу вторника, 3 декабря, когда в России везде по-своему отмечали День Неизвестного солдата. Но для нас снайпер Павел Вуколов уже вернулся из безвестности. В год 75-летия Победы его останки с почестями захоронят на ближайшем к месту гибели воинском мемориале — в поселке Карманово Смоленской области. А собранные сведения о нем будут уже в этом году занесены в именную мемориальную базу «Обелиски Памяти», созданную поисковиками и краеведами Гагаринского района Смоленской области, — с открытым доступом к ней из любой точки нашей страны и мира, где есть интернет.

Верим, что в Могоче он тоже есть или вот-вот появится. Поэтому в ночь на 4 декабря продублировали письмо-запрос в редакцию городской газеты «Могочинский рабочий».

4 декабря, среда

09.33 МСК — из администрации городского поселения «Могочинское» Калинина Татьяна Николаевна, по телефону: «В селе Чалдонка проживает внук Вуколова П.П. — Вуколов Иван Геннадьевич, 1964 года рождения… Телефона у него нет».

09.47, Константин: Ура!

10.12, Руслан: Я говорил, что его кто-то ждет!

10.15 мск, Кэтрин, Германия: Да!!

10.19, gugenot047: Ура-а-а!!!

19.45 — из Москвы в ЦАМО по электронной почте: «Поисковой группой «Рейд» обнаружен и опознан по записке в медальоне боец 28-й отдельной стрелковой бригады Вуколов Павел Петрович, 1910 года рождения. Имеются сведения о награждении Вуколова П.П. медалью «За боевые заслуги». Приказ подписан 15 июля 1942 года, донесение о пропавшем без вести Вуколове П.П. — 18 августа того же года. Вполне возможно, что награду он получить не успел. Просим помочь в поиске ответа на этот вопрос. В селе Чалдонка Могочинского района Читинской области нашелся внук — Вуколов Иван Геннадьевич… Если награда не вручена, известим родных».

учетная карточка награжденного УКН

5 декабря, четверг

00.35 — из Москвы в Могочу, в редакцию городской газеты, по электронной почте: «Здравствуйте, коллеги! Если у вас нет для нас новостей и нет возможности помочь информацией, пожалуйста, перешлите наше письмо в адрес руководства школы в Чалдонке. Их официальный e-mail, указанный на сайте, в настоящее время заблокирован или по какой-то другой причине стал недоступным».

05.13 мск — из Могочи по электронной почте: «Ваш запрос о Вуколове П.П. размещен в газете «Могочинский рабочий». Также мы связались со специалистом администрации городского поселения, которая проживает в Чалдонке. Это Габышева Татьяна Юрьевна. Тел… По ее словам, в Чалдонке живет внук П.П. Вуколова — Иван Геннадьевич Вуколов… Кроме того, ваш запрос поступил главе городского поселения Веко Наталье Александровне, тел…

С уважением, главный редактор газеты «Могочинский рабочий» Лепкало Тамара Владимировна».

Довоенное фото деда с бабушкой было — обещали найти, а заодно собрать адреса родственников

08.47 — из ЦАМО Емельянова Наталия Михайловна, по электронной почте: «Действительно, награда не вручена. Вот его УКН (учетная карточка награжденного. — Ред.)».

09.13, Наталья: Значит, внук должен получить удостоверение?

10.21, Руслан: Надо бы вручить. Может, смогут собраться на захоронение в Карманово 22.06. Поискать бы им спонсоров на поездку — там, по месту…

10.22, Иван: А с внуком связь есть?

22.15, Наталья: Может, у них сохранились фотографии деда? Узнайте, пожалуйста…

6 декабря, пятница

Как условились накануне, в 8 утра по московскому времени (в Чалдонке был уже полдень) Татьяна Юрьевна Габышева соединила нас по своему мобильному с внуком погибшего снайпера и его гражданской женой. Рассказали, что довоенное фото деда вместе с бабушкой было, но пока найти не могут. Обещали поискать адреса родственников. Документы на передачу награды собирать готовы и приехать на захоронение тоже.

08.23, Олег: Вот и хорошо.

09.41, Руслан: В медальоне написано: прииск Чалдонка. До сих пор золото моют, смогут приехать…

Справка

Село Чалдонка входит в состав городского поселения «Могочинское» в одноименном — Могочинском — районе Забайкальского края. Расположено на реке Черный Урюм, на линии Забайкальской железной дороги, в 58 км от Могочи. Основано в 1829 году в месте добычи рассыпного золота. В 1950-м построены малолитражные драги по добыче рассыпного золота, в 1964-1965-х — 250-литровые драги. С 1998 года производство золота падает, закрыты КБО, детский сад. Но еще действуют основная школа и фельдшерско-акушерский пункт.

военная археология раскопки подъем бойца

 

Деревня Быково. Неодолимый рубеж. Уездные вести 31 января 2019 г.

Этот овин горел: внутри оказались обугленные останки, обугленные приклады и обгоревшее оружие. Затем нашли еще один глубокий погреб – там было девять воинов

По следам кавалерийского рейда: 25 января бойцы поисковых отрядов, военнослужащие, работники охотхозяйства ООО “Эко-Лайн” и школьники почтили память воинов, погибших во время боя и последующего отступления от деревни Быково, что на северо-западе нынешнего Гагаринского района.

«Мы находимся в урочище Быково. Сейчас здесь поле и деревья, а когда-то на этом месте стояло больше 20 домов, жили люди. И, наверное, никто бы не знал об этой деревне, если бы не драматические события 27 января 1942 года», – открыл митинг и.о. директора Музея Ю.А. Гагарина Николай Миронов.

До войны деревня Быково была одной из сотен, если не тысяч таких же крошечных деревенек, которых и на карте не найти, а уж чтобы сюда добраться… Находясь в стороне от магистральных дорог, она все же оказалась в самом центре ожесточенных боев, которые начались с контрнаступления советских войск под Москвой в декабре 1941 года и завершились полным освобождением Смоленщины почти два года спустя.

Некоторые подробности боя за деревню Быково и последующего отступления известны благодаря мемуарам командира 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Иссы Плиева. Однако почти 75 лет эта история была «белым пятном» на военной карте Кармановского, а затем Гжатского и Гагаринского районов. Лишь в 2016 году удалось провести масштабную исследовательскую и поисковую работу. О том, что удалось найти на месте деревни и к каким выводам пришли историки и поисковики, рассказал командир поисковой группы «Рейд» Руслан Лукашов.

Первым делом на месте предполагаемого боя было обнаружено много металлического хлама – сельская жизнь связана с металлом. Это сильно затрудняло поиск. Были обследованы воронки, провалы, использовались щупы и металлоискатели. Однажды, совершенно случайно, поисковики натолкнулись на останки людей: в овине (так называется подвал с печкой для сушки снопов) были найдены 15 воинов с оружием. Этот овин горел: внутри оказались обугленные останки, обугленные приклады и обгоревшее оружие. Затем нашли еще один глубокий погреб – там было 9 воинов.

Картина представилась такая. Штурм деревни увенчался успехом: она была частично занята, однако в месте прорыва линии обороны немцы замкнули кольцо. Нужно было принимать решение: порядка 400 человек необходимо было выводить обратно. Осталось два эскадрона прикрытия, причем в заслонах остались и командиры кавалерийских полков – майоры Бросалов и Чикулин. Остальные подразделения с небольшой стычкой, но прорвались к своим. А оставшаяся группа была обречена.

Сколько солдат погибло в Быкове – неизвестно, но на обследованной высоте удалось найти останки 74 человек. Установить имена всех не смогли, но майора Чикулина, пусть и косвенно, по награде «20 лет Красной Армии», нашли. Два медальона удалось прочитать: капсулы были металлические, но из-за того что овин горел, извлечь информацию из остальных не удалось.

“Мы приняли решение приезжать сюда каждый год, в годовщину боя – хотя бы просто постоять, помянуть. Все вспоминают крупные события – Сталинградскую битву, Курскую дугу, битву под Москвой. Но вот такие мелкие события, которые составили в итоге нашу победу, тоже не должны забывать”, – завершил рассказ Руслан Лукашов.

Среди участников митинга – представитель центрального архива Федеральной службы безопасности, военный историк Светлана Кузяева. Она рассказала о военной контрразведке – «особистах», фильмы о которых почти всегда искажают действительность:

«Главная задача военного контрразведчика – это противодействие спецслужбам противника, шпионам и диверсантам. С началом войны к немцам стали попадать наши военнопленные, которые завербовывались для работы в тылу Красной Армии. Военная контрразведка должна была понять, кто в части попадает, имея конкретные замыслы или даже прошел профессиональную подготовку в спецшколах противника на территории Западной Европы. Также военные контрразведчики докладывали обо всех недостатках и недочетах, которые имеются в войсках. Поэтому документы военной контрразведки очень жесткие и кажутся страшными: там написано то, о чем мы и говорить, может быть, сейчас не хотим. О просчетах командования, о разгильдяйстве, о преступлениях, аморальных поступках, о том, почему происходили трагедии в войсках. Документы эти говорят о причинах поражений».

Часть документов военной контрразведки, дошедших до нашего времени, рассекречена. Наиболее интересные из них центральный архив ФСБ передал в Музей Ю.А. Гагарина для использования в научной работе. Один из них непосредственно касается боя за деревню Быково: в докладной записке, адресованной начальнику особого отдела НКВД 20-й армии, говорится:

“На 27 января бригаде была поставлена задача во взаимодействии 2 ГКК прорвать оборону противника и занять селение Быково. На 29 января поставленная задача выполнена не была. Бригада совместно с частями кавалерийского корпуса ведет бои с противником на подступах к Быково.

В боях за 27 и 28 января бригада имеет потери в людях: убитыми – 15, ранеными – 65 человек. Данные в части убитыми неточные – проверяются. <…>

27.1.42 г. подразделения бригады на подступах к Быково захватили 3 блиндажа противника и истребили до 150 немцев, сведения со слов секретаря парткомиссии бригады. Заслуживает внимания руководство войсками со стороны командования бригады в части комбрига подполковника Будыкина”.

… Поисковые работы на месте двухчасового неравного боя удалось провести благодаря помощи руководства и работников охотхозяйства ООО «Эко-Лайн». Воины, чьи останки удалось найти, были похоронены в братской могиле в селе Карманово. А на месте боя два года назад был установлен памятник. Помимо него, посетители урочища Быково могут увидеть восстановленный немецкий блиндаж, в котором сохранились шинели, личные вещи и оружие, а также листовки, адресованные немецким солдатам.

О чём поведал повреждённый осколком орден. Красная звезда 5 июля 2019 г. № 72

О чём поведал повреждённый осколком орден

Красная звезда 5 июля 2019 г. № 72

По его номеру установили имя награждённого

Раскопки в районе деревни Лескино.

Доподлинно не зная, где похоронен её дед-фронтовик, и оттого раз за разом приезжая к месту его последнего боя, Елена Пантелеева и не догадывалась, что именно здесь он, видимо, и предан земле – надежду на это подарила найденная поисковиками номерная награда.
В один из зимних дней 1943-го они вызвали огонь на себя… Они – это несколько выживших бойцов и командиров из отдельного лыжного батальона 29-й гвардейской стрелковой дивизии, героически сражавшегося на подступах к Гжатску (ныне Гагарин) Смоленской области. 
Заместитель командира батальона по политической части майор Александр Соколов был одним из тех, кто по радиосвязи «прощался с братцами». Лучший же его друг, командующий артиллерией дивизии, пронёс воспоминания о том дне через всю жизнь. Зная, что в заданных координатах находится его самый близкий товарищ, к тому же и брат возлюбленной, он был вынужден направить туда огонь… После войны артиллерист женился на сестре Соколова, своего первенца супруги назвали Александром в честь лучшего друга и брата.
Об этом внучка политработника, не терявшая надежды найти место захоронения дедушки, узнала лишь в этом году. Как и о том, что в 2017-м гагаринские поисковики нашли его орден Красной Звезды…

Первая награда политрука Соколова
Александр Соколов родился в 1914 году и вырос в самом восточном населённом пункте нынешней Владимирской области – деревне Овинищи под Гороховцом. Там же во время войны проживала его жена – Антонина Иосифовна.
В Красную Армию он был призван в 1936 году. Участвовал в боях с японцами у озера Хасан в 1938-м. На фронтах Великой Отечественной войны кадровый политработник Соколов сражался с сентября 1941 года. Был ранен в 1941-м на знаменитом Бородинском поле.
Тот самый орден Красной Звезды, найденный поисковиками, политрук Александр Соколов получил как раз за декабрьские бои 1941 года под Москвой. Из наградного документа следует, что он «в критические моменты всегда оказывался на самых ответственных участках боя, воодушевляя своим личным примером бойцов и командиров своего подразделения», в первых числах декабря 1941 года лично водил взводы автоматчиков в разведку и в бой, уничтожал немецких солдат в лесах, а также провёл дерзкую операцию по захвату подмосковной деревни Акулово.
«Товарищ Соколов заслужил боевое уважение у своих подчинённых, которые всегда готовы под его руководством выполнить любые задачи»,– сказано в представлении к награде.
Семья Елены Евгеньевны Пантелеевой, внучки Александра Соколова бережно хранит его фотографии, очень гордится подвигом своего дедушки и его вкладом в Победу.
– Мы долгие годы искали информацию о месте захоронения павших из лыжного батальона, но безрезультатно. На месте их последнего боя, около деревни Лескино, пионеры в 60-е годы прошлого века установили небольшой обелиск, который до этого года оставался единственным местом, куда я могла возложить цветы и поклониться героям, – поделилась переживаниями Елена Евгеньевна. – И как же содрогнулось моё сердце, когда в очередной раз, читая в Интернете сообщение о подвиге лыжников, я узнала, что два года тому назад был найден орден Красной Звезды. По номеру установили: это награда моего дедушки. Хотя орден обнаружен отдельно от захороненных бойцов, я предполагаю, что в братской могиле лыжбата покоится и он…

Последний бой у деревни Лескино

майор Александр Соколов
Коллаж: Александр Соколов и его орден.

В декабре 1941 года немецкие войска, отброшенные в результате нашего контрнаступления от Москвы, заняли позиции в 20–30 км восточнее Гжатска. Красная Армия не смогла продолжить контр­наступление и остановилась перед укреплёнными рубежами противника. С декабря 1941 года по февраль 1943 года в 180 километрах от Москвы не прекращались бои. Их целью было освобождение Гжатска, ликвидация образовавшегося Ржевского выступа. Сменявшие друг друга дивизии Красной Армии ежедневно несли потери. Наступление в районе Гжатска заметных успехов не приносило. Продвижение советских войск на соседних направлениях, угроза окружения вынудила немецкое командование с марта 1943 года организовать постепенный отвод войск. Этот план получил название операция «Бюффель».
Получив данные об отступлении противника, командование 5-й армии предприняло немедленные меры по его преследованию: в бой вводились все имеющиеся на передовой силы.
21 февраля 1943 года части 29-й гвардейской стрелковой дивизии получили приказ о переходе в наступление с целью освобождения Гжатска.
Имеющемуся в дивизии лыжному батальону предстояло прорвать оборону и, получив поддержку основных сил, развивать наступление на Гжатск.
В ночь на 23 февраля лыжники с потерями прорвали оборону врага и заняли деревню Лескино, находящуюся в 5 километрах от линии фронта. На темпах наступления дивизии сказывался глубокий снег. Противник вновь занял траншеи, за которые прорвались лыжники. Ожили его огневые точки. Наступление дивизии захлебнулось. Лыжный батальон напрасно ждал подкрепления. К Лескино со всех сторон подтягивались подразделения врага, одна атака следовала за другой. Оказавшись в кольце, лыжники дрались отчаянно. Но армейское командование изменило планы и прекратило наступление. Батальон, заняв круговую оборону, вызвал огонь на себя…
Почти все лыжники во главе с командиром Николаем Костаревым и замполитом Александром Соколовым погибли.
Деревню Лескино освободили от фашистов только 10 дней спустя, в начале марта 1943 года. За подвиг у этого населённого пункта уроженец Владимирской области майор Соколов был посмертно награждён орденом Ленина.

Их найдут через 72 года
Основанная в 1991 году поисковая группа «Рейд» в Гагаринском районе Смоленской области обнаружила и перезахоронила несколько тысяч солдат и командиров Красной Армии.
– На протяжении нескольких лет мы стремились обнаружить захоронение воинов отдельного лыжного батальона 29-й гвардейской дивизии. Знали о количестве погибших, о месте их последнего боя и гибели, а вот где захоронены герои, никто сказать не мог, – рассказал заместитель командира отряда и генератор всей работы в Лескино Иван Анохин.
В самой деревне имеется небольшой обелиск, а ближайшая братская могила в нескольких километрах – в Медведках, да и та создана поисковиками. Где покоятся лыжники, неизвестно. По воспоминаниям местных жителей, после боя солдат захоронили где-то в поле.
– Несколько лет подряд мы приезжали в Лескино и методично проверяли окрестности деревни. Результатов это не приносило, – продолжал своё повествование Иван Анохин. – Параллельно вели серьёзную работу по сбору информации. По документам ЦАМО восстановили список всех участников боя. Стали искать родственников. По всем найденным адресам разослали письма. Создали сайт с каналом обратной связи. Это в своём роде история уникальная. Ведь обычно только после обнаружения бойца начинается поиск родных. В случае с лыжбатом – всё иначе. Действуя таким образом, нашли родственников около 60 павших. На аукционах в Германии мы купили некоторые материалы о Лескино, заказали архивные документы частей вермахта в США, перевели и сопоставили все данные. Значительная часть воспоминаний о бое лыжного батальона записана бывшим редактором газеты 29-й гвардейской дивизии Андреем Максимовичем Вахрушевым. В 1990-е годы нам удалось встретиться с ним и сделать копии его записей. В целом количество собранной информации, установленных деталей боя поражало. Но вот захоронения найти мы по-прежнему не могли…
Иван Анохин раздобыл данные немецкой аэрофотосъёмки, сделанной через день-два после февральской драмы 1943-го. На снимках ясно просматриваются и Лескино, и схема немецких боевых позиций, и старая дорога, и воронки от снарядов. По всему полю…
Один опытнейший поисковик, Юрий Борзов, приобрёл даже экскаватор. И вот наконец глубоко запаханный лыжный батальон был обнаружен. Точнее, лишь его часть – подняты были останки 8 бойцов.
За весну 2015 и лето 2016 года на бывшем картофельном поле около Лескино в воронках и капонирах гагаринский отряд «Рейд» обнаружил останки более 80 красноармейцев, которые впоследствии были перезахоронены у обновлённого поисковиками обелиска. Перезахоронены с воинскими почестями и с отпеванием по православному чину. На церемонии присутствовали дети и внуки погибших.
Впереди у поисковиков ещё много работы, ведь в списках числятся около 300 погибших бойцов и командиров лыжбата.
– Через год на этом же поле мы обнаружили искорёженный прямым попаданием осколка, с отбитой эмалью орден Красной Звезды, – подходит к главному мой собеседник. – Вспомнилась фотография политработника Соколова, у которого на груди был такой же орден. Не его ли мы нашли? Запросили данные в ЦАМО. Номер 34257 на реверсе подтвердил нашу догадку: да, это награда майора Соколова.
А это значит, что среди уже перезахороненных лыжников могут быть и останки Александра Соколова, которому так хочет поклониться его внучка.
– Я очень благодарна за эту весточку от дедушки, непременно посещу Гагаринский музей, в котором хранится его орден, – сказала Елена Пантелеева. – Мечтаю к нему прикоснуться.
Кроме того, Елена очень надеется, что когда-нибудь будет установлено, кто именно похоронен в братских могилах. На такой случай поисковики хранят биоматериалы всех найденных останков.

Жанна ЮСУБОВА,  «Красная звезда» 

Пятнадцати погибшим фронтовикам вернули имена. Российская Газета. 24 июля 2019 г.

Текст: Александр Емельяненков (Смоленская область)

Пятнадцати бойцам и младшим командирам, погибшим в августе 1942 года в наступательных боях на границе Московской, Смоленской и Тверской (а тогда — Калининской) областей, удалось вернуть имена и с воинскими почестями перезахоронить их останки на мемориале в поселке Карманово.

В войну Карманово было центром одноименного района на северо-востоке Смоленщины. В начале 60-х его присоединили к Гжатскому (ныне — Гагаринскому) району той же Смоленской области. В середине 70-х, после создания в этих краях, на реках Вазуза, Яуза, Гжать и их притоках, Вазузской гидротехнической системы, в поселке Карманово разместилась дирекция ВГТС. Сюда же и в деревни по соседству в спешном порядке перевезли-эвакуировали жителей из тех мест по берегам Яузы, Локни, Вазузы, что уходили под воду или, по расчетам, попадали в зону подтопления.

Братские могилы, что были на тот момент учтены, по бумагам перенесли. На деле — далеко не все, не говоря уже о безымянных, в том числе санитарных захоронениях и запаханных костях в окопах, блиндажах и воронках на местах боев.Этих бойцов только теперь поднимают из безвестности, возвращая в нашу память имена погибших — вместе с названиями тех деревень, которые они отбивали у врага и которые, увы, сохранились лишь на картах. Боры, Рябинки, Штанино, Кривцы, Королево, Городок, Ковалики…Прошлой весной в урочище Рябинки, куда вода не дошла, подняли с останками медальон красноармейца Петра Никитьевича Тронина из 129-й стрелковой бригады. Вместе с другими безвестно павшими в Штанино и Рябинках, его с воинскими почестями перезахоронили на мемориале в Карманово, а в Удмуртии отыскался внук погибшего бойца.Нынче, в День памяти и скорби, Сергей Васильевич Тронин и его жена Любовь Васильевна приехали в Карманово и стали свидетелями большой траурной церемонии. Под звуки ружейного салюта рядом с центральной аллеей воинского мемориала обрели могилу еще 149 бойцов и командиров Красной Армии, найденные в этих местах за прошедший год.Савельев Егор Дмитриевич, 1908 года рождения, воевал в 148-й стрелковой бригаде. Но в августе 42-го оказался рядом с Петром Трониным из 129 осбр и погиб там же, в Рябинках. Однако его эбонитовый медальон обнаружили в раскопе у ручья лишь этой весной — 30 апреля. На моем IPhone запечатлен и сам этот момент, и точное время — 18:16, и счастливые лица ребят.

Наташа Антипенко — это она, бережно, как эксперт-археолог, зачищая в раскопе найденные останки, первой увидела в глине краешек, черное пятнышко эбонитового медальона.

Олег Шевцов — одинаково легко управляющийся в раскопе с лопатой и видеокамерой, не способный находиться на одном месте больше одного дня и всегда сообщающий друзьям, в какой столице, медвежьем углу или другой географической точке сделал очередное селфи.Володя Синев — отрядный мастер «золотые руки» с отцовскими корнями из Рябинок, который «зацепил» металлоискателем эту воронку (как оказалось, из-под прыгающей немецкой мины, начиненной стальными шариками-осколками). «Тут должен быть медальон», — твердо сказал Владимир, передавая раскоп под зачистку, и двинулся с прибором дальше.Тогда, в последний день апреля у ручья в Рябинках, мы не знали, «заговорит» ли найденная капсула. Но очень надеялись. Хотя не раз бывало так, что эбонитовый пенальчик оказывался пустым или бумажный вкладыш истлел и прочитать его не могли даже опытные криминалисты, используя современные приборы. В одном из медальонов, что был найден этой весной, парни из «Рейда» обнаружили… стальное перо для чернильной ручки. Кто из погибших так распорядился свой судьбой, мы уже никогда не узнаем. И оповестить родных, где закончился земной путь их отца или деда, при всем желании не сможем.А Валентина Егоровна Максимова, которая училась писать, используя как раз такие перья и чернильницы-непроливайки, дождалась-таки весточки от отца!Она родилась в 34-м и была старшей, за ней — два брата, большая и работящая могла быть семья. Весной 41-го отец взялся дом расширять — решил на месте старой избы пятистенок поставить. Успел сруб до окон поднять, дочь тем же летом в школу собирали. А тут — война…

Из троих детей выжила только Валя. Отца вместе с мамой ждали до последнего. В память о нем и братьях подняла двух своих сыновей. Они разъехались, а Валентина Егоровна живет все там же, в Бежаницком районе на Псковщине, куда газ привозят в баллонах и по предварительной записи.

— Женщина, что собирает заявки, записала меня, а потом вдруг говорит: «Тут запрос пришел: в Смоленской области нашли погибшего из наших мест. Фамилия — Савельев, Егор Дмитриевич… Не слыхала про такого?» А я и поверить не могу, и сказать — слезы задушили: это же мой отец!Сыновья отговаривали Валентину Егоровну от дальней дороги — мол, съездим одни. И правда — 85 лет, инвалид, на поездах — неудобно и долго, в машине — тяжело. Но она не отступилась, и вместе с сыном Александром на в его видавшей виды, только из ремонта, «девятке» приехала попрощаться с отцом.

Для нее это — Прощание. И пока своей рукой не бросила горсть сухого песка вслед отцу и тем, кто погиб рядом с ним, не могла в своей душе его похоронить.

Склонить головы перед прахом своего деда и прадеда Николая Долматовича Лапухина, которого нашли вместе с другими погибшими из 415-й стрелковой дивизии в урочище Гладкое, приехали сразу несколько его родных — из России и Казахстана.А в посольстве Республики Кыргыстан в Москве помогли найти дорогу в Карманово родственникам двух соотечественников, погибших тут в августовских боях 1942 года. Советник посольства Аман Мамбетсеитов и командир «Рейда» Руслан Лукашов сделали так, что приехавшие издалека аксакалы смогли не только поучаствовать в церемонии захоронения, но и побывали на месте боя в урочище Гладкое, где были подняты останки погибших воинов из Киргизии.…Когда прозвучал ружейный салют, а на свежий холм братской могилы вместе с венками и зеленой гирляндой легли ромашки, привезенные Валентиной Егоровной Максимовой, все собравшиеся увидели в небе над мемориалом одинокого журавля.Что было в этом знаке, каждый решал для себя.

Поиск

Имена погибших в районе Карманово, установленные по медальонам в мае-июне 2019 года

Ахметжанов Тактасый, 1922, мл. сержант, 415 сд.Базаралиев Самидин, 1921, красноармеец, 415 сд.Зайцев Иван Федорович, 1911, красноармеец, 415 сд.Игнатьев Василий Алексеевич, 1912, красноармеец, 49 осбр.Качыкеев Чопокс, 1908, сержант, 415 сд.Ксенофонтов Михаил Иванович, 1922, красноармеец, 415 сд.Лапухин Николай Долматович, 1912, красноармеец, 415 сд.Марченко Иван Константинович, 1914, мл. сержант, 415 сд.Осипов Николай Иванович, 1902, красноармеец, 415 сд. Пермяков Василий Андреевич, 1899, красноармеец, 415 сд.Савельев Егор Дмитриевич, 1908, красноармеец, 148 осбр.Старостин Николай Иванович, 1924, красноармеец, 415 сд.Сурков Александр Константинович, 1916, сержант, 150 осбр.Филиных Иван Михайлович, 1915, мл. сержант, 25 тбр. Чирчеев Мусобай, 1908, красноармеец, 415 сд.

Поисковая группа «Рейд», установившая эти именные данные, будет признательна за дополнительные сведения о погибших и их возможных родственниках.

Найдены смертные медальоны 4 солдат из Кыргызстана. Вечерний Бишкек. 21 июня 2019 г.

Светлана Лаптева

Найдены смертные медальоны 4 солдат из Кыргызстана

Фото: Светлана Лаптева

При проведении поисковых работ в Гагаринском районе Смоленской области поисковым отрядом «Рейд» были найдены 4 смертных медальона воинов, призванных из Киргизской ССР во время Великой Отечественной войны. При этом волонтеры поискового движения из Кыргызстана «Наша Победа-Биздин Жениш» ведут поиск уже самих родных солдат, чьи медальоны были найдены.

О том, как ведется поиск родственников погибших кыргызстанцев рассказали сами представители движения «Наша Победа-Биздин Жениш»:

— За долгие годы работы впервые пришлось столкнуться с тем, что поисковики одного поискового отряда подняли сразу 5 смертных медальонов уроженцев нашей страны, и еще большая удача, что 4 из них удалось прочесть. Причем, мы принимали в этом непосредственное участие, поскольку на вкладыше было не так просто прочесть имена и фамилии, и привычные для нашего уха восточные фамилии были искажены при написании. Получилось, что сработали командно.

— Как вы узнали о медальонах?

— Еще находясь на Вахте в лесу нам написал командир Гагаринского поискового отряда «Рейд» Руслан Лукашов. Рассказал о том, что найден медальон Самидина Базаралиева из Ала-Буки. Найти медальон с читаемым вкладышем — большая удача. Мы подключили к поиску военный комиссариат Джалал-Абадской области, ассоциацию «Славянская диаспора» г Джалал-Абада, рассказали об этом во всех соцсетях, в СМИ. И семья нашлась. Откликнулся племянник Самидина. Он рассказал, что они считали дядю пропавшим без вести и он очень рад сообщению. Обязательно поедет на захоронение, чтобы прочесть молитву и за дядю, и за отца, потому что его отец также, как и Самидин, до сих пор считается пропавшим без вести.

И в тот же день там же на поле в районе деревни Гладкое поисковики нашли медальон Мусабая Чирчеева из Ошской области. И в этот раз родных удалось найти через неравнодушных людей. Удивительно, что это произошло спустя всего 2 часа после опубликования новости в соцсетях. Нашелся внук солдата.

Помимо этого, в донесении о гибели на Мусабая Чирчеева мы обнаружили еще 3 фамилии бойцов из Киргизской ССР:

Сатвалдиев Джунабай 1907 гр — (Ала-Бука).

Мусаев Ибрагим 1921 г — Наукат

Ахметжанов Тактасый 1922 г. — колхоз «Красный октябрь»

И сразу возник вопрос: если найденный солдат значится захороненным в селе Карманово, а найден поисковиками в районе с. Гладкое, то значит и остальные могут быть там же? И даже если их медальоны не найдутся, то можно предположить, что погибли они там же, раз значатся убитыми в один день.

И снова нас ждал сюрприз — оказалось, что поисковики отряда «Рейд» обнаружили еще три медальона, где на вкладышах четко читалось «Кирг. ССР». Их передали на обработку в специальную лабораторию «Солдатский Медальон». Несколько дней мы жили ожиданием и надеждой, также, как и наши российские коллеги. И вот вчера мы получили информацию от коллег, что удалось кое-что прочесть.

Один из бойцов действительно оказался из того самого донесения о гибели Мусабая Чирчеева: Ахметжанов Тактасый — (во вкладыше Токто), 1922 г. р., колхоз «Красный октябрь», Ошская область, Узгенский район, жена — Хакимова Ахмет.

А второй — еще один боец из Ала-Буки, Джалал-Абадской области. Возможно он призывался вместе с Самидином Базаралиевым, который также родом из этих мест. Нам удалось установить его личность благодаря его необычному имени по базе данных «Память народа». Боец значится в документе пересыльного пункта, как командир отделения 186 зсп 43 А Качыкеев Чопокс. Возможно его имя пишется, как Чопоке или Чолоке. Не исключается также, что фамилия пишется иначе – Качкеев или Качикеев… И в этом нам нужна помощь земляков, сотрудников райвоенкомата, — обратились к кыргызстанцам волонтеры.

Поисковики России и Кыргызстана просят помочь в поиске семей, односельчан, чтобы успеть рассказать, что 22-го июня в Гагаринском районе Смоленской области состоится церемония захоронения останков воинов, найденных отрядом «Рейд».

Семья Самидина Базаралиева выражает благодарность МИД КР и Посольству Кыргызстана в России за помощь в организации поездки в Смоленскую область.

Сегодня две семьи — Самидина Базаралиева из Ала-Буки Джалал-Абадской области и Мусабая Чирчеева из Ошской области вылетели в РФ на церемонию захоронения. Где 22 июня состоится захоронение останков воинов, погибших в этих местах.

По всем вопросам можно обратиться — вотсап +996-555-923=603

координатор поискового движения Кыргызстана

«Наша Победа-Биздин Жениш»

Светлана Лаптева

«В овине нашли останки 15 солдат»: поисковики раскопали трагическую историю. Московский комсомолец №27296 от 11 января 2017

На месте забытого всеми сражения энтузиастами будет создан военный мемориал.

Московский комсомолец №27296 от 11 января 2017 г.

Битва за Москву, отгремевшая 75 лет назад, складывалась из сотен боевых эпизодов. О некоторых из них известно едва ли не каждому, написаны книги, сняты фильмы… А другие до сих пор остаются в забвении — бои «местного значения», да еще не завершившиеся для войск Красной армии успехом. Но ведь даже в таких неудачных противостояниях с неприятелем наши воины проявляли героизм, и действия их помогали в итоге подорвать силу врага.

Напоминания об одном из «затерявшихся» боев не так давно удалось найти в пропавшей деревне, следы которой давным-давно исчезли со всех карт. Теперь благодаря стараниям неравнодушных людей — наших современников память об этом подвиге советских солдат будет увековечена, а имена некоторых участников тех событий возвращены из небытия.

Теперь на месте деревни охотничье хозяйство. Фото: Сергей Назаркин.

В январе 1942-го войска нашего Западного фронта начали второй этап контрнаступления под Москвой. Несколько корпусов и дивизий участвовали в так называемой Ржевско-Вяземской операции, стремясь завершить разгром немецкой группы армий «Центр». Среди других тактических действий советского командования была попытка отбить у гитлеровцев деревушку Быково, спрятавшуюся в лесах к югу от Рижского шоссе близ границы Московской и Смоленской областей.

— После прорыва немецкой линии обороны, проходившей по рекам Лама и Руза, 20-я армия Западного фронта подошла к так называемому гжатскому оборонительному рубежу, который Гитлер приказал своим войскам удерживать любой ценой, — рассказывает командир поискового отряда «Рейд» Руслан Лукашов. — Перед 2-м Гвардейским кавалерийским корпусом была поставлена задача прорваться в тыл немцам и наступать в глубь Смоленщины — на Сычёвку, Гжатск… Для успешного выполнения рейда нашим кавалеристам нужно было сперва пробить брешь в обороне противника, захватив две соседние деревни — Трисёлы и Быково. Однако первую из них так и не смогли взять: после многократных безуспешных атак полки 3-й и 4-й кавалерийских дивизий, понеся потери, вынуждены были отступить. В районе Быкова, где действовала другая наша боевая группа, поначалу удалось вроде бы добиться успеха, но потом ситуация значительно осложнилась. Упоминание об этом боевом эпизоде удалось найти в мемуарах командира 2-го Гвардейского кавалерийского корпуса Иссы Александровича Плиева.

«…Казалось, перед нами откроются возможности стремительного наступления на Гжатск (райцентр в Смоленской области, ныне — Гагарин. — Ред.). Но чем ближе мы подходили к этому городу, тем больше убеждались, что сопротивление врага становится все ожесточеннее. Пример тому — небольшая деревня Быково, лежащая в стороне от магистральных дорог.

Мы подошли к ней 27 января. До Гжатска оставалось 15 километров. Непосредственно за Быково вела бой 20-я кавалерийская дивизия полковника Арсеньева. У противника было много сил, и он прочно укрепился, продолжая подтягивать все новые и новые оперативные резервы. Ночью 22-й и 124-й кавполки ворвались в деревню. Но в то же самое время к ее противоположной окраине подошла большая колонна немецких автомашин с пехотой, артиллерией и танками. Это противник ввел в бой свежие части. К утру мы получили приказ о выводе корпуса в резерв для пополнения. Под прикрытием заслонов гвардейские дивизии быстро вышли из боя. В 20-й кавдивизии из-за сложной обстановки для прикрытия было выделено от каждого полка по одному эскадрону. С этими эскадронами остались оба командира полков — майоры Бросалов, Чекулин и комиссар 124-го кавполка старший политрук Зубков.

Эскадроны обеспечили отход дивизии, но сами попали в окружение в юго-восточной части деревни. Дома, в которых они засели, немецкие автоматчики окружили, подтянули пулеметы, орудия и танки. Два часа шел неравный бой, таяли силы казаков в контратаках и рукопашных схватках. Оставшиеся в живых герои перешли в один дом. Чтобы сломить сопротивление кучки советских воинов, немцы подожгли его зажигательными снарядами…

Один из жителей деревни оказался свидетелем последней схватки советских воинов с фашистами… Гитлеровцы подступили к дому, вероятно, считая, что казаки вот-вот начнут выходить с поднятыми вверх руками.

И действительно, из объятых пламенем окон и дверей в одних гимнастерках с поднятыми вверх гранатами выскочила группа казаков и бросилась на фашистов… Это была последняя атака героев. Они выполнили свою задачу, обеспечив выход из боя основных сил…»

Находки в овине

Деревенька Быково, разоренная и сожженная оккупантами, так и не пережила суровых испытаний. С тех пор на картах в этом месте обозначено лишь урочище, пробраться к которому все труднее: прежние дороги заросли, их размыло дождями… Однако несколько лет назад в эту смоленскую глухомань вернулась жизнь. Предприниматель-энтузиаст Сергей Назаркин организовал в урочище Быково охотничье хозяйство.

— Мы привели в мало-мальски проезжий вид дорогу к бывшей деревне, построили там пару домов для гостей и работников, — рассказывает Сергей Владимирович. — Одна из наших целей — разведение белохвостых оленей. Этих животных я привез два года назад из Канады. Для них сделали большой вольер, внутри которого оказалась едва ли не вся территория существовавшего прежде селения. С самого начала мы наталкивались в этих местах на многочисленные следы войны. Зимой 1941–1942 гг. немцы здесь построили серьезную линию обороны, от которой сохранилось несколько сильно разрушенных временем, залитых водой блиндажей, цепочка оплывших окопов и траншей, протянувшаяся через все охотничье хозяйство. Весной 2016-го ко мне обратились участники поискового отряда с просьбой разрешить проведение работ на месте боев за деревню Быково. Дело святое, какие тут могут быть возражения?! Конечно, я им разрешил приехать, а мои сотрудники обеспечили этим ребятам необходимую помощь.

Поисковая вахта бойцов отряда «Рейд» в урочище Быково, начавшаяся в середине мая, дала очень хорошие результаты.

— В первые же дни удалось обнаружить следы, оставленные в этой деревне воевавшими частями Красной армии: мы нашли в земле ржавую винтовку системы Токарева, обломок кавалерийской шашки, — рассказывает Руслан Лукашов. — А потом Саша Кудрявцев, раскапывая яму на месте какой-то бывшей постройки, расположенной на холме у окраины деревни, увидел среди обгорелых деревяшек и битого кирпича человеческие кости. После более основательной расчистки стало понятно, что мы наткнулись на то, что было когда-то деревенским овином — сараем для сушки снопов. На глубине около полутора метров удалось добраться до остатков сводчатой кирпичной печи из старинного клейменого кирпича, а главное — обнаружить лежащие по соседству с ней скелеты нескольких красноармейцев. Погибшие воины имели при себе оружие, мы находили проржавевшие стволы, гнилые приклады кавалерийских карабинов и винтовок-трехлинеек. Судя по положению скелетов, совершенно очевидно, что эти солдаты приняли смерть, сражаясь с врагом. А если обратиться к мемуарам генерала Плиева, становится ясно: удалось раскопать место, где 27 января 1942 года приняли свой последний бой остатки двух эскадронов, прикрывавших отступление 20-й кавалерийской дивизии.

Раскопки бывшего деревенского сарая. Здесь нашли останки 49 воинов-кавалеристов. Фото: Руслан Лукашов.

Всего в бывшем овине найдены останки 15 бойцов и командиров. Обуви ни на ком из них почему-то нет. Можно предположить, что уже после боя немецкие солдаты сняли с наших убитых валенки, чтобы утеплиться самим. В числе предметов, обнаруженных возле погибших, — несколько металлических медальонов, в том числе и старые, дореволюционные еще ладанки. Увы, даже если туда и были вложены записки с именами их хозяев, теперь от этих бумажек не осталось и следа. Зато два поднятых из земли «смертных медальона» — плотно закрытых эбонитовых пенала — стали настоящим подарком: в них уцелели записки, которые удалось прочитать. В итоге с помощью этих находок и сохранившихся в архивах списков частей мы идентифицировали останки двоих героев, погибших в том забытом бою за деревню Быково 27 января. Один из них — лейтенант Иван Львович Панкратьев, 1916 года рождения, уроженец деревни Ларино Еланского района Свердловской области. А второй — красноармеец Егор Михайлович Курносов, 1907 года рождения, был уроженцем Мордовской АССР.

Иван Панкратьев. Фото: архив поискового отряда “Рейд”.

Ближе к концу экспедиционного сезона нам повезло отыскать еще два места, где под напластованиями земли находились массовые захоронения солдат. В обиходе мы называли их яма №2 и яма №3. Яма №2 оказалась глубоким погребом, в который сброшены останки девяти человек. А «номер третий» в годы войны был, судя по всему, деревенским сараем. Там мы нашли останки 49 воинов. В результате расчистки от земли стало видно, что тела лежат хаотично, друг на друге. Причем череп самого верхнего из погибших располагался на глубине всего лишь 15 сантиметров. И еще один характерный факт: на многих скелетах сохранились куски немецкого телефонного кабеля. Очевидно, солдатам из частей вермахта, стоявших в Быкове, пришлось самим выполнять роль санитаров-могильщиков, поскольку местных жителей в этой деревушке уже фактически не оставалось. Немцы собирали из окрестностей деревни наших убитых кавалеристов в одно место для захоронения, а чтобы удобнее было тащить мертвецов, привязывали к их ногам проволоку.

Личные вещи и пистолет «Вальтер» погибшего советского командира. Фото: Руслан Лукашов.

В этих двух массовых захоронениях мы тоже обнаружили несколько капсул и ладанок, которые передали специалистам-экспертам, а также два офицерских планшета — увы, не сохранивших каких-либо документов. Но все-таки можно говорить о еще одном погибшем, которого уже удалось идентифицировать. Дело в том, что мы нашли в захоронении пару изъеденных ржавчиной пистолетов — «вальтер» и ТТ. На останках погибшего владельца «вальтера» уцелели медаль «XX лет РККА» и петлицы майора. Точно известно, что в бою 27 января погибли два майора — командиры полков Иван Бросалов и Виталий Чикулин. Судя по сохранившимся в архиве учетным карточкам, именно этот последний — Виталий Иосифович Чикулин, родившийся в 1901 году в деревне Летки Самарской губернии, мог быть награжден юбилейной медалью, поскольку он начинал службу в Красной армии с 1919 года, а вот Бросалов встал в строй лишь в 1924-м.

Виталий Чикулин. Фото: архив поискового отряда “Рейд”.

Останки еще нескольких командиров, обнаруженных нами в захоронениях, переданы на исследование специалистам-антропологам, так что есть надежда с их помощью идентифицировать еще кого-то из погибших в том бою 27 января.

Иван Бросалов. Фото: архив поискового отряда “рейд”.

«Внезапно атакованы с тыла…»

— Наши активисты серьезно поработали в архивах, — продолжает Руслан Лукашов. — Благодаря этому удалось обнаружить документальные материалы — причем как советские, так и немецкие, — относящиеся к интересующему нас бою. В частности, стараниями Кирилла Чекмарёва составлен предполагаемый список воинов, числящихся погибшими и пропавшими без вести под Быковом в январе 1942-го. А Сергей Медведев отыскал и перевел на русский несколько немецких донесений, в которых описываются события того дня.

Вот некоторые выдержки из советских документов:

«20 кд (кавалерийская дивизия. — Ред.) во взаимодействии с 35 осбр (отдельной стрелковой бригадой. — Ред.), ворвавшись в Быково, вела уличный бой, но была контратакована и вынуждена отойти на западную опушку леса в 500 м восточнее Быково». (Из журнала боевых действий 20-й армии Западного фронта от 28 января 1942 г.)

«…По дополнительным данным, в боях за Быково 27.01 корпус потерял убитыми и ранеными 386 человек и 80 лошадей…» (Из донесения 2-го Гвардейского кавалерийского корпуса от 29 января 1942 г.)

А теперь взгляд с противоположной стороны:

«27 января 1942 года, 7.00. 1-й батальон 6-го полка внезапно атакован с тыла… Основное направление удара — в тыловую часть деревни. Сметена позиция одного пехотного орудия, враг захватывает ряд домов. Майор Штрёбе занимает круговую оборону в районе своего КП и запрашивает помощи у роты Фюрстенберга. … Также командир полка направляет на помощь Штрёбе два танка Pz. 38. В это время погибает старший лейтенант Зёст, старший лейтенант Аумюллер тяжело ранен и умирает.

10.35. Рота Фюрстенберга во взаимодействии с двумя танками начинает контратаку…

12.10. Батальон Штрёбе докладывает о завершении контратаки, которая увенчалась полным успехом. В плен взяты 35 человек, среди них — батальонный комиссар… Пленные дали показания, что врагу удался прорыв нашей лесной позиции на среднем участке фронта полка силами до полутора батальонов. В результате в прорыв вошли до 200 русских, которые имели задачу захватить Быково за нашей линией обороны.

17.15. Майор Штрёбе … в качестве окончательных цифр потерь называет следующие: с немецкой стороны потери составили 52 чел., из них убитыми 3 офицера, 5 унтер-офицеров и 14 рядовых. Потери врага: 96 чел. убитыми, 35 пленными, из которых многие ранены». (Из донесения начальника оперативного отдела штаба 7-го пехотного полка вермахта в штаб 7-й танковой дивизии от 29 января 1942 года.)

— В общей сложности за время поисковых работ в урочище Быково удалось обнаружить останки 73 командиров и солдат Красной армии. Планируется, что все они будут преданы земле на торжественной церемонии в мае 2017 года, — поясняет Лукашов. — Нужно отметить, что при активной помощи коллег-поисковиков из России и Украины мы уже смогли найти родственников тех троих погибших воинов, останки которых идентифицированы.

Макет будущего памятника. Фото: Сергей Назаркин.

Стараниями энтузиастов в урочище Быково появится целый мемориальный комплекс.

— Неподалеку от бывшей деревни мы обнаружили оборудованный немцами зимний блиндаж. Судя по всему, он принадлежал артиллерийскому расчету и был сожжен в ходе боя 27 января 1942 года. Однако нижняя часть с настилом пола до сих пор сохранилась. Укрепление времен войны решено было восстановить. Ребята во главе с Александром Кудрявцевым заново построили деревянные стены, воссоздали бревенчатое перекрытие, внутри поставили нары…

Свою весомую лепту внес в создание необычного военного мемориала и владелец охотничьего хозяйства Сергей Назаркин.

— Еще годом раньше я восстановил один блиндаж в районе бывшей деревни Быково. Конечно, перекрытия его сделали не столь мощными, как в было в 1941-м, ограничились слоем бревен в один накат, засыпав сверху землей: защищаться от падающих снарядов теперь ведь не надо. Но внешне все соответствует оригиналу 75-летней давности. Внутри поставили столы, лавки, оборудовали печку… А на дощатой стене я поместил фото своего деда, погибшего в 1941-м, и все наши работники принесли в блиндаж и повесили на его стенах фотографии своих родственников-фронтовиков.

Кроме того, по заказу Назаркина изготавливается памятник, который будет установлен весной будущего года.

— Он сделан в виде противотанкового ежа, сквозь который «прорастают» кованные из железа цветы, — поясняет Сергей Владимирович. — Монумент мы поставим на том самом холме у края бывшей деревни, на котором стоял обнаруженный поисковиками овин, где погибли последние из кавалеристов, прикрывавших отход своих товарищей. 28 января 2017 года планируется провести в урочище Быково военно-историческую реконструкцию, посвященную 75-летней годовщине того забытого боя.

© 2019. Поисковая группа «Рейд».