Повороты судьбы

Воистину неисповедимы пути Господни! События, о которых будет это повествование, имели место несколько лет назад. Конечно они удостоились скудного внимания средств массовой информации, но, поскольку поучаствовать в них довелось и нам, хочется рассказать обо всем подробнее.

Незваные гости

Морозным февральским утром житель небольшой смоленской деревушки Зубково Валентин Иванович Виноградов, как обычно растапливал в своем домике русскую печь. Неожиданно с улицы послышался скрипящий звук шагов , сопровождающийся гортанной немецкой речью. В дверь громко постучали. Валентин Иванович уронил полено и выругался – насколько явственно ощутил он схожесть ситуации с далекой зимой 1942 года. Тогда он, будучи девятилетним мальчишкой, через край хлебнул всех бед и лишений фашистской оккупации. Нужно сказать, что домик дедушки Валентина располагался рядом с шоссе, поэтому к нему очень часто заходили различные люди. В округе он слыл старожилом и знал о прилегающей местности почти все, в том числе собирал сведения о здешних событиях во время Великой Отечественной войны. На этот раз «гостей» было пятеро. Один, высокий сухой старик лет восьмидесяти, в смешной лыжной шапочке. Другой примерно такого же возраста, но с огромной, в виде лопаты, седой бородой и веселыми бегающими глазами. Третий помоложе, тоже высокий, потирал замерзшие уши. Следующим был молодой человек в одежде священника и со строгим лицом. Замыкал группу круглолицый мужчина в очках в толстой оправе. Те, что постарше, наперебой говорили друг с другом на немецком языке. Священник молча осматривался, а круглолицый по-русски сказал, что он переводчик и представился Мишей. Он спросил у Валентина Ивановича где находится деревня Жабино и можно ли туда проехать. Жабино располагалось в нескольких километрах от д. Зубково, дорогу туда Виноградов конечно же знал. Он предложил гостям немного погреться и выпить по чашечке горячего чая, а после этого вызвался показать им путь.

Через 58 лет Петер Роденхебер оказался в деревне Жабино. На фото: Йозеф Принц, Петер Роденхебер, Виктор Руд, Йозеф-Мария де Вольф
Через 58 лет Петер Роденхебер оказался в деревне Жабино. На фото: Йозеф Принц, Петер Роденхебер, Виктор Руд, Йозеф-Мария де Вольф

Петер Роденхебер

В один из декабрьских дней 1999 года в штаб-квартире общественной благотворительной организации «Кирилл и Мефодий», что находится в г.Кельн (Германия), раздался телефонный звонок. Человек, представившийся Петером Роденхебером из городка Виттершлик, что недалеко от Бонна, попросил о встрече с руководителем ассоциации пастором Езефом Марией де Вольфом. Несмотря на большую занятость, святой отец не смог отказать просившему о свидании, пообещав уделить не более четверти часа. И вот, по прошествии нескольких дней, в двери ассоциации вошел пожилой человек. Петер Роденхебер сообщил, что он является священником-миссионером и в настоящее время находится в отпуске на родине. В марте будущего года ему предстоит новое четырехлетнее пребывание на острове Сумба-Барат в Индонезии и вернется ли снова в Германию он не знает. «Так хочет Бог», — тихо добавил пастор Петер. Он так же рассказал, что знает из прессы о предстоящей поездке Марии де Вольфа в Москву и в связи с этим имеет к нему огромную просьбу. Просьба эта состояла в том, чтобы отвезти в одно местечко, недалеко от Москвы, старинную икону Казанской Божьей Матери. Услышав историю появления этой иконы в Германии и, посоветовавшись со своим коллегой по «Кириллу и Мефодию» — Езефом Принцем, святой отец Мария де Вольф пригласил в заграничную поездку и Петера Роденхебера.

Икона Казанской Божьей Матери

Передо мной несколько фотографий военных лет, сделанных немецким фотографом. На первой – ребенок в деревянной колясочке, сфотографированный, видимо, в одной из русских деревень. На второй – груда полураздетых трупов советских бойцов, после очередной безуспешной атаки немецких позиций. Третья запечатлела березовые кресты на свежих могилах немецких солдат. На четвертой — молодой человек в форме германского вермахта на фоне деревянного сельского дома. Эти снимки привез в Россию Петер Роденхебер.

Петер попал на советско-германский фронт под Москву санитаром морозной и снежной зимой 1941-42 г.г. Впоследствии он отступал со своей дивизией из Рузы и Можайска по направлению на Гжатск. Недалеко от этого города фронт остановился более чем на год. В деревне Жабино, в трех километрах от передовой, расположился лазарет, где и проходил службу Петер Роденхебер. И было ему тогда только двадцать два года. В Жабино в то время насчитывалось около тридцати домов. Из-за близости фронта местных жителей заставили покинуть свои жилища. Большинство построек было разобрано на блиндажи. С началом наступления Красной армии, ситуация изменилась. 3 марта 1943 года 252-я пехотная дивизия вермахта, в которой служил Петер Роденхебер, получила приказ об отступлении и передислокации на новый рубеж обороны в район Ельня – Дорогобуж. При этом деревня Жабино должна была быть полностью уничтожена. Незадолго до этого на чердаке одного из домов, занимаемых лазаретом, на чердаке, санитар Роденхебер обнаружил деревянную русскую икону. Она лежала в пыли среди кучи различного хлама. Все святое изображение было покрыто порезами от ножа, видимо икону использовали вместо доски для нарезки. «Мне показалось, что эта икона смотрит на меня и просит: «Спаси меня!», — вспоминал Петер Роденхебер, — часть домов уже была сожжена, и я подумал — прежде чем и этот дом станет грудой пепла, я возьму ее с собой».

Фотографии, сделанные Петером Ротенхебером под Гжатском
Фотографии, сделанные Петером Ротенхебером под Гжатском во время войны

В 1944 году, во время боев под г. Вильнюс, в Прибалтике, рядом с санитаром разорвалась граната. Петер был серьезно ранен в ногу и не мог пошевелиться. Истекая кровью он достал из сумки икону и стал молиться: «Матерь Божья, я спас тебя из горящей деревни, спаси теперь и ты меня!». Он очнулся в лазарете, все еще крепко сжимая икону в руках. Казанская Божья Матерь спасла его.

С этого момента война для Петера Роденхебера была закончена и всю оставшуюся жизнь он посвятил служению Богу. Икону бывший санитар, а теперь священник, берег как зеницу ока и всегда возил с собой. Он не терял надежды на то, чтобы вернуть ее туда, где она когда-то почиталась. Более полувека пастор Роденхебер являлся миссионером в Индонезии, нес людям слово Божье. Он жертвовал денежные средства, помог построить несколько церквей, госпиталь. И всегда с ним была его спасительница – русская православная икона Казанской Божьей Матери.

Возвращение иконы

Россия встретила делегацию из Германии сильным морозом и снежными заносами. На микроавтобусе, вместе с представителями телевидения, они добрались до г.Гагарина (бывшего Гжатска), а оттуда попали в домик Валентина Ивановича Виноградова. Дед Валентин выступил в роли проводника, здесь к ним присоединился и я. Пятнадцать минут пути и мы в Жабино, благо накануне дорогу туда почистили. Деревня, казалось, утонула в ослепительно белых снегах.

Петер Роденхебер, со своей Казанской иконой, которую он спас в деревне Жабино (между Смоленском и Москвой). 58 лет он был ее хранителем. На плечах у него накидка христианскими мотивами, сотканный женщинами из его миссии специально для иконы. Вместе с иконой эта дорогая накидка была подарена христианскому обществу в Гжатске (Гагарине).

Петер Роденхебер, со своей Казанской иконой, которую он спас в деревне Жабино (между Смоленском и Москвой). 58 лет он был ее хранителем. На плечах у него накидка христианскими мотивами, сотканный женщинами из его миссии специально для иконы. Вместе с иконой эта дорогая накидка была подарена христианскому обществу в Гжатске (Гагарине).

Тишина, все вокруг как будто вымерло. Валентин Иванович пояснил, что в Жабино остались в основном только дачи, и люди приезжают сюда только летом. Тем не менее все заметили, как из трубы одного из домов идет дым, топится печка. Опередив вопросы старый следопыт рассказал, что дом этот принадлежит бывшей учительнице Марии Васильевне Петровой. Она и еще пара стариков живут в Жабино постоянно. Каково же было наше удивление, когда выяснилось, что именно с чердака этого дома Петер Роденхебер взял во время войны икону. Оказалось, что это единственный дом, уцелевший за годы военных лихолетий. Самой Марии Васильевне было в 1942 году только пять лет, поэтому никаких подробностей оккупации она не помнит. А Петер вспоминал те далекие дни, показывал карту, на местности обозначал те или иные объекты. В глазах священника были слезы. Восьмидесятилетний немец с дрожью в голосе рассказывал о том, какое это было страшное безумие – война, рассказывал об увиденном, о работе в лазарете, читал молитву…

Подлинник иконы было решено передать в г.Гагарин, в храм Казанской Божьей  Матери, который относительно недавно вернуло духовенству Министерство культуры.

Передача иконы в храме г. Гагарин
Передача иконы в храме г. Гагарин

У Марии Васильевны осталась сделанная из дерева увеличенная копия иконы. При передаче иконы храму отец Петер прочитал молитву, обратился к прихожанам и всем жителям города с пожеланием делать только добро, носить имя Господа в своем сердце и чтить икону Казанской Божьей Матери, пожелал всем здоровья и мира.

Послесловие

Пастора Петера Роденхебера не стало 17 января 2002 года.

«Когда Бог в завершении моей земной жизни возьмет меня к себе навсегда, я останусь доступным для Вас всегда. Только позовите меня, просто: от сердца к сердцу. Также как Бог дает нам себя услышать. Не грустите, между небом и землей лишь одна дверь. Когда я умру, я пойду через эту дверь к небесному Отцу, а за этой дверью я жду Вас. Приходите, и я дам Вам мое благословление…» — из духовного завещания Петера Роденхебера.

Статья в газете христианского общества (перевод с немецкого)

Возвращение русской иконы это одна из увлекательнейших историй, которую может написать только «сама жизнь», но которую лишь тогда можно пережить, когда ты, как маленький ребенок, полный доверия, вкладываешь свою маленькую руку в большую руку отца и говоришь: «Пойдем папа». Не зная куда. И так как эта история случилась по предвидению Бога, мы благодарны Отцу за то, что Он выбрал именно А.К.М. из Кёльна, чтобы помочь Ему при её «осуществлению». А.К.М. — это не только «я», но это также и «ты», без твоей молитвы, без твоей финансовой помощи не была А.К.М. Таким образом, мы вместе, как действующее общество благодарны и будем этой историей свидетельствовать, иногда о непонятных, но всегда чудесных деяниях доброго отца на небе.

В «форуме», приложении «SLAVORUM APOSTOLI» №4 1999 г., было упомянуто, что я конце 1999 г, начале 2000 г., планирую поездку в Москву. В начале декабря нам позвонил до этого никому не известный Петер Роденхебер из  Виттершлика, что находится около г. Бонн и спросил, можно ли ему посетить меня в Кёльне. «У меня времяни не много, но четверть часа я смогу себе позволить, «-был мой ответ. И так, два дня спустя у нашей двери стоял старый человек, который рассказал мне эту невероятную историю.  Петер Роденхебер, находящийся в отпуске на Родине, 20го года рождения (такого же возраста как Святой Отец) планировал в марте свое новое пребывание в течение 4-х лет на острове  Сумба-Барат в Индонезии, «так хочет Бог»- тихо добавил он. Ему сказали, что я планирую поездку в Москву  и на него ко мне сердечная просьба- доставить «его икону» —  кону Казанской Божьей Матери в местечко около Москвы.

Священник Петер Роденхебер был призван на фронт и прибыл в качестве санитара к подступам Москвы. Больше года лежали они там в окопах. В одном деревянном доме, который частично использовался как лазарет, он что-то искал на чердаке и нашел среди прочего хлама икону, которая использовалась для нарезки хлеба или еще чего-то т. к. на ней можно было увидеть множественные следы от ножа.

Петер Роденхебер: «Мне показалось, что эта икона смотрит на меня и просит: Возьми меня». Т.к. уже 7 домов этого маленького поселения были сожжены, я подумал, что прежде чем и этот дом станет жертвой огня, возьму ее лучше с собой.

При возвращении через г. Вильнюс Петер Роденхебер получил сильное ранение в ногу от гранаты. Истекая кровью, он достал икону и стал молиться: «Божья матерь, я тебя спас из горящей деревни, пожалуйста, спаси меня теперь ты. Он очнулся в лазарете все еще крепка держа в руках икону. «Казанская» спасла его. С тех пор он берег икону как собственное око, он брал ее с собой в Индонезию, и он никогда не терял надежду — однажды вернуть ее туда, где она когда-то была почитаема. И так, он сидел передо мной почти 80 — летний, являющийся миссионером в Индонезии в течении 57 лет, пожертвовавший более 9000 и являющийся хранителем сокровища, с благоговением оберегал его, как бесценную реликвию, одетый в сшитую им самим кожаную одежду с красным бархатом. «Господин Вольф, 4 марта я возвращаюсь на свое место миссионерства, вернусь ли я еще раз и когда- это вопрос. Как же я могу осуществить свою надежду?! Пожалуйста, возьмите эту икону  с собой в Москву и возможно вы сможете отвезти её в Гжатск (Гагарин)». У меня остановилось дыхание.

Я добился, чтобы меня сопровождал в Москву пастор Ёзеф Принц из Кюртен-Бисфельда (Кёльн). При принятии некоторых моих решений я пользовался моим здоровым крестьянским умом и как старый земледелец- мой друг Ёзеф знаем об этом много. Кроме того он хорошо относится миссиям. Короткий телефонный звонок, короткое изложение истории и краткий вопрос «Ёзеф, мы возьмем с собой икону?». Тишина на том конце провода. Затем «Святая Мария, Петера сможет ли он поехать с нами в Москву?» Я уверен, я найду кого-нибудь, кто профинансирует эту поездку». Петер Роденхебер не мог поверить своим ушам.

Не в декабре, не в январе а только с 3-го раза нам удалось получить визу в Россию. 22 февраля 2000г мы прибыли в Москву. Все как будто готовилось месяцами, все шло как по маслу. Даже русское телевидение заинтересовалось историей иконы, уже получили официальное уведомление об этом от администрации Путина.  Казалось все будет в порядке.

Москва при 23* мороза под толстым слоем снега, но, не смотря на это телевидение постаралось наладить контакты. Так, мы, меньше чем за 3 дня нашли место, где санитар Роденхебер лежал в окопах глубокой военной зимой 1941/42г. Мы также нашли людей которые когда-то перенесли это время. Деревни, в которых теперь никто не живет, из-за снежных заносов были недоступны. Но «сладкий хлеб» водки убедил пару смелых трактористов и ночью расчистили дорогу и мы смогли, наконец попасть на историческое место воскресным утром 27 февраля.

У Бога для нас была приготовлена еще одна «сладкая пилюля» про запас. Когда мы преподнесли икону христианскому священнику в Гагарине при имени «де Вольф» он вздрогнул. Он вспомнил такое же имя, которое стояло в религиозных книгах, полученных из Германии во время его учебы в семинарии. Это было еще до 1990 г. Вскоре выяснилось, что «личность с таким же именем» и тот, кто стоял перед ним из плоти и крови — одно и тоже лицо. Удивление и радость по этому случаю были с обеих сторон огромными. Телевидение заинтересовалось нашей историей. Но об этом подробнее позднее. А теперь в заключении предоставим слово Петеру Роденхеберу:

Возвращение русской иконы: Это икона Казанской Божьей матери, которую спас в д. Жабино, в 1942г. Как последнюю реликвию, когда я был санитаром. Эта деревня находилась в 10 км восточнее Гжатска, теперь Гагарина. У меня было желание когда-нибудь вернуть икону на место, где ее почитали ранее. Благородя организационному таланту господина де Вольфа из общества Кирилла и Мефодия из Кёльна и при поддержке пастора Ёзефа Принца из Кюртен-Бисфельда удалось мне это сделать спустя 58 лет: 27 февраля 2000г. В то время в д.Жабино было 30 домов. После отступления по направлению Руза — Можайск и когда через Жабино проходила новая линия фронта, всем жителям пришлось покинуть родные места. Много домов были сломано и использовано для сооружения бункеров. На праздник «Розового венка» 7 октября 1942 г. сгорело 7 домов.

11 февраля 1943 г. моя дивизия 7|252 была передислоцирована на 15 км южнее. 3 марта 1943 года мы сдали свои позиции и отступали на новую линию фронта в направлении Ельня- Дорогобуж. При этом Жабино должно было быть полностью разрушено.

27 февраля 2000 г., сопровождаемый русским телевидением, я вернул спасенную в Жабино икону на свое место. Дорога в Жабино была завалена снегом и была непроходимой, но благодаря, 2-м бутылкам водки по ней снова можно было ездить.

Что я обнаружил? Только одна свидетельница тех дней, учительница 60-65 лет встретила меня, она была тогда маленькой девочкой 5 лет. Она жила бедной хижине около 50 кв.м., в единственном доме, похожем на музейный экспонат, закрытой на ключ и не жилой, сиротливо стоявшей на дороге.

И это был тот дом, где я тогда 58 лет назад, нашел и спас икону- последнюю реликвию д. Жабино. Я подарил учительнице сделанную из дерева фотографию 36*45 см. Оригинал 19,5 см шириной, 29,5 см высотой и 2,5см толщиной, которому по оценкам 200 лет, отнес я в собор Гжатска, ныне Гагарин, названный в честь родившегося там 1 космонавта, который благополучно приземлился на Божью землю и которого спросили, встретил ли он во вселенной бога, на что он не ответил «Я его не видел» Он был атеистом.

Во время праздничной, христианской службы в присутствии 150 верующих передал я икону, юридически подчиняющийся митрополиту Смоленскому, христианскому священнику, на хранение для новой церкви, строительство которой уже давно запланировано в Зубково, в населенном пункте, рядом с Жабино. Все верующие с почитанием целовали ее. «Она нашла свою Родину». «Какое чудесное воссоединение!». «Святая Дева Мария!». «Благодаря милостивой укрывательнице пути.»

Патер Петер Роденхебер

миссионер

Биари, св. Алыфонсус

Витебули 87254

Сумба-Барат-NTT

Индонезия

11.03.2000

Р.S. На пути возвращения на мое место миссионерства в Индонезию я приветствую всех моих друзей и благодетелей с большой благодарностью. Всемилостивой Пасхи!

Ваш Патер Петер Роденхебер

Патер Петер Роденхебер

30 мая 1920 17 января 2002.

В №1 от 2002г. В SLAVORUM APOSTOLI дали мы дань уважения Патеру Петеру Роденхеберу репортажем «Возвращение русской  иконы». С тех пор как мы первый раз встретили Петера Роденхебера и мы (это Петер Роденхебер, пастор Ёзеф Принц и я) продумывали последние фазы возвращения иконы и осуществляли это, прошло совсем немного времени.  От него исходило такая всепобеждающая доброта, прежде всего безграничная вера в бога, что уже при первой встрече попадешь под влияние его личности. И это было благое дело- познакомится с ним. В его близости чувствуешь что то вроде «неба на земле».

В Москве Петер Роденхебер посетил нашу общину. Он также участвовал в беседах со священником Каприо. Он был глубоко впечатлен нашей работой. Вернувшись в Индонезию, на свое постоянное место миссионерства, он написал нам длинное письмо, где он нас уверил, что будет упоминать богу каждый день о нашей работе. В качестве благодарности он прислал нам свое духовное завещание, которое мы публикуем в соседней колонке. Лишь еще короткое время он мог пребывать на своем месте миссионерства, затем, заболев раком, ему пришлось вернуться на родину в Виттершлик (близ Бонна). Он принес в жертву Богу свои страдания за удачу нашей миссии в Москве. Когда я, за 2 дня до его смерти прощался с нами, он вселил в меня мужество словами: «Господин де Вольф, почему Вы грустный? Между небом и землей лишь одна дверь. Когда я умру, я пойду через эту дверь к небесному Отцу, а за этой дверью я жду Вас». Приходите и я дам благословение Вам и всем вашим помощникам в А.К.М.

Одна цитата из его духовного завещания: «Когда Бог в завершении моей земной жизни возьмет меня к себе навсегда, я останусь доступным для вас всегда. Только позовите меня. Просто: от сердца к сердцу. Также, как Бог дает нам себя услышать».

Да, мы позовем Патера Петера! Мы помолимся за него и просим в то же время, чтобы он попросил Бога помочь Патеру Каприо получить новую визу в Россию. Пусть Он, благодаря его ходатайству перед Богом, даст нам силы для служения людям России.

 

С Богом навечно (завещание) когда Бог в завершении моей земной жизни возьмет меня к себе навсегда, я всегда останусь для вас доступен.

«Утешитесь, я преодолел мир»

Но я остаюсь с вами и дальше. Вы только меня позовите! Для этого вам не надо ни сотового телефона, ни телеграммы, также как не нужны факс или электронное письмо и интернет. Просто: от сердца к сердцу. Так же, как бог дает нам себя услышать, мы всегда слышим его голос, он нас зовет, с нами говорит и ждет от нас ответа. «Словом небесного Отца, нашего господа Иисуса Христа.  С этим словом ангел принесет радостное послание Отца Марии, своей избранной дочери, Деве Марии- матери его любимого сына, невесте Святого Духа.

Она, самая милостивая и благословенная среди женщин из-за плода ее чрева. Христоса, Его душевного слуги.

Её согласие — пусть все происходит по Твоему слову- это ответ на согласие Небесного Отца на становление человеком Его Сына. Тем самым Отец на коленях Девы Марии,  встреченный принятым Святым Духом, дал Своему Сыну плоть из мяса и крови- жертвоприношение  которое совершил Христос при своем пришествии в этом мире, вместо жертв битв и пожаров, которые не нравились Отцу, принес себя в жертву по воле Отца.

И на Голгофе она, навеянная Святым Духом, как мать Господа, получившая вместе с ним все его части мистической плоти, родился в муках принесли в жертву Отцу и стала матерью церкви.

«Женщина, посмотри на своего сына!»  «Сын, посмотри на свою мать!»

Объединяющие слово нашего Господа.

По велению сердца Христоса и Марии, чудесным образом согласовано все, что хочет Отец, выпало на долю всемогущего Отца в Единстве его Святым Духом, через него, с ним и в нем и одновременно с ней, матерью, и со всеми нами, вашими детьми, честь и величие- теперь и во веки веков.

Позовите меня, а я порекомендую вас дальше: Иисусу и Марии, которые нам всем советуют: «Делайте то, что Он вам скажет».

И так, мы останемся с Богом, Марией, всегда вместе, доступные. Святая Дева Мария, сострадающая всем нам, мудрая указывающая пути.

            С сердечным приветом

            Патер Петер Роденхебер

            До свидания.

            31 августа 2001г.

 

61-ый год моей службы в ордене. 31 марта 1940г.

50-ый год посвящение моего брата Карла в священники 31 марта 1951 г.

© 2019. Поисковая группа «Рейд».