Пионеры поиска

Основатели поискового отряда «Братство святого Георгия» Иван Иванович и Юрий Иванович Борзовы впервые попали в леса под Гжатском в начале восьмидесятых. Отряд работает там и до сих пор. Множество интереснейшего материала накоплено за эти долгие годы. Множество людских судеб возвращено из небытия. Эти несколько страниц – лишь капля в море. Огромные архивы «братства» еще предстоит подготовить к последующим публикации… Поэтому, по нашей просьбе, Иван Иванович и Юрий Иванович написали небольшой очерк об отряде, основанный на своих воспоминаниях 80-х и 90-х годов. Братья написали его в виде письма. Его мы и печатаем без изменения.

Обнаружены останки красноармейцев
Юрий Иванович Борзов
Иван Иванович Борзов

Письмо братьев Борзовых поисковикам «Рейда»

Друзья!
Мы набросали для вас кусочки впечатлений, картинки увиденного под Гжатском, беспорядочно, как приходят на память.
В восемьдесят втором году мы впервые вошли в эти леса. И испытали потрясение и горестное недоумение. Как же так?! В городах шли майские парады, гремели салюты. Мальчики с деревянными автоматами, девочки с накрахмаленными бантами вставали у вечного огня. « НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО»- это было крепко вколочено в наши головы. А здесь костяные глаза глядят из травы, руки и ноги торчат из земли.
Первый найденный медальон. Мы даже не знали что это такое. Развинтили по наитию, а там завещание: «…о моей смерти сообщить…». Это был приказ. Архивный ответ: «пропал без вести». Как это «пропал»? Вот же он с винтовкой, штык примкнут, граната под рукой. Лежит под немецкой проволокой. Пал смертью храбрых! С весны до осени с лопатами, зимой в архивах, вы сами все это знаете…
Вот данные ЦАМО, фонд №1672, опись 1, дело 8, стр. 22.
4.03.42. Вечер. Дивизия атаковала противника на рубеже: Груздево, Красный поселок, Федюково. Противник оборонял рубеж Матаево- Клячино, оказывая упорное сопротивление частям дивизии, но к вечеру был выбит с занимаемых позиций. 1162 СП и 1158 СП овладели деревней Груздево. Потери дивизии за д.Груздево:
1158 СП – 447 убито
1160 СП – 424 убито
1162 СП – 529 убито
Итого: 50% личного состава и 80% младшего офицерского состава.

Атака на высоту Груздево 352 стрелковой дивизии, полторы тысячи убитых. Число раненых и искалеченных? – умножить на три. Сравни Перл Харбор – 2403 погибших. Американская трагедия.
1944 год. Высадка союзников в Нормандии. Самый тяжелый участок – Омаха – 2 тысячи погибших. У командования шок. А тут одна атака, обычный день войны. Видать кровь русских не так солона. Но там поименно помнят всех павших. Да и есть ли понятие «пропал без вести»?
В 80-х годах ходил с нами Валера Шамаев, гагаринский, не виделись уже сто лет. Друг, будь здоров! Так вот, переходили мы болотинку обычную, где вода стоит и летом и зимой. Валера сказал: «А ведь мы по трупам идем…»
«Да ладно, брось сочинять!» Валера воткнул щуп и поджег всплывший пузырь. Пузырь полыхнул: «Ну и что? Болотный газ что ли…»
В 1990 году спустили воду из этой болотинки. Там слоями лежали наши убитые. Здесь истринский поисковик Валерий Кураков нашел необычный медальон, целое письмо. Посмертный наказ: «Дорогие мои детишки и жена моя законная Катя. Прошу вас лихим словом меня не поминать…»
Интересно, Наполеон мог бы брякнуть какую-нибудь величавую глупость над этой простой и честной смертью? Вряд ли.
Первый найденный немец. Нехорошее, злорадное чувство: вот ты где! Гость названный наконец-то. Но почему один на сто?! Мы тогда не знали, что немцы своих убитых с поля боя хоронили в тылу. А наши валили в ямы, как попало. Падаль. Отработанный материал.
И некому предъявить счет. Наши генералы уже отолгались, отмолчались и застыли в бронзе. Значит нам отдуваться за них.
О боях в районе Долгинево (сколько раз мы там с тобой встречались!) докладывали лично Сталину. А в официальных сводках – бои местного значения. Только теперь стали вырисовываться смутные контуры огромного стратегического замысла, центром и осью которого был Гжатск. Эта трагедия до сих пор скрыта от нас. Нас иногда пытаются одернуть: Ну вы же не ученые, не историки, не вам рассуждать. А кому? Ученые в лампасах лгали нам десятилетиями. Генералы писали победные мемуары. Нам рассуждать! Если мы граждане своей страны.
Всей большой правды о той Великой войне мы не узнаем. Может быть следующие поколения. Но ГЛАВНУЮ ПРАВДУ – правду о забытых человеческих судьбах мы ищем, находим и будем искать. Передавайте привет Виктору Швыдкину, Валере Шамаеву, Паше Белову, Валентину Ивановичу Виноградову и всему настоящему «лесному братству». Напомните им наш заветный пароль: «МЫ С ТОБОЙ ОДНОЙ КРОВИ».

Ваши братья Борзовы.

 

Установка креста на братской могиле в д. Рыльково. 90-е годы

Из поисковой переписки отряда «Братство святого Георгия»

1988 год. Логинов В.Ф.
«…получил от вас письмо и к нему фото могилы моего отца, Логинова Филиппа Ильича. В смертной записке написано: Логиновой Марии. Это и есть его жена, она жива. Ей уже 76 лет. Столько было бы и моему отцу, если бы был жив. Когда я прочитал письмо и увидал фото, просто словами не опишешь! Мама низко кланяется вам всем за то, что вы сделали для нашей семьи. До 1948 года мою мать вызывали в военкомат и постоянно спрашивали, нет ли известий об отце…Что такое «пропал без вести»? Можно подумать сбежал, дезертировал…Вы рассеяли темное пятно на нашей семье. Теперь нам можно гордиться своим отцом, что он не дрогнул перед врагом и до конца выполнил свой долг…
Мать помнит содержание последних писем отца, то есть фразы: «Мария, береги детей, вряд ли здесь будешь жив, здесь такое страшное творится…» Письма были короткие, из них все было ясно – смерть за его спиной…»

Логинов Ф.И.

1988 год. Костюков А.Ф.
«Друзья мои, опишите мне пожалуйста это место последнего боя отца. Можно ли что-нибудь понять, что там происходило? Хочется хотя – бы представить, как погиб отец, кто его сотоварищи, откуда они родом… Могу ли я вам быть чем – нибудь полезен? Напишите все подробно. Спасибо вам за все. »

Костюков

1989 год. Горобец А.В.
«Пишет вам Горобец Анна Васильевна, сестра пропавшего без вести и вами найденного Маслак Николая Васильевича. Много раз пыталась начать писать вам, но как вспомню, так начинаю плакать и бросаю писать. Нашей матери Маслак Марии нет в живых, да и при жизни она мало рассказывала о своем сыне, только молча всю жизнь ждала. Я с братом рассталась в 1933 году, когда мне было 7 лет, а брату 10. В этом году у нас умер отец, так как на Украине был страшный голод, а мать лежала опухшая. Соседи определили нас в приюты – брата в один, меня в другой…
Ваша весточка о брате первая за 47 лет. Из нее я узнала место последнего боя, гибели и захоронения моего брата. И что погиб он, защищая столицу и Родину…»

Маслак Н.В.

1990 год. Исламова М.Г.
«…Московское телевидение назвало фамилию Сальманова Габдуллы Сальмановича. Для меня это самый дорогой человек – это мой отец, который был призван в армию и пропал без вести. Мы, его дочери и сыновья делали многократные обращения – может известно место его гибели, захоронения. Однако до сих пор ничего не было известно. Меня не покидала надежда, что я найду могилу отца и поклонюсь той земле, которая его приняла. Мы не надеялись, что кто-то может его найти.
Дай вам бог многих лет здоровья. Я глубоко верующая мусульманка и по-своему буду просить своего бога об этом…»

Сальманов Г.С.

1989 год. Карпычева Г.К.
«Не знаю, как начать. Односельчане принесли мне вырезку из журнала, и говорят: «Галя, наверно пишут про вашего отца. Поисковая группа установила имена без вести пропавших солдат». Среди них адрес: Гороховецкий район, Старковский сельсовет, д.Мулино, Мухиной Александре. Это моя мама, она давно умерла. А пишет вам ее дочь. Отец наш, Мухин Константин Семенович, пропал без вести где-то под Смоленском. Сомнений нет, вы нашли нашего отца…».

Мухин К.С.

Дорогие Иван Иванович и Юрий Иванович!
Получили ваше письмо. Огромное вам спасибо за письмо и за ту благородную работу, которую вы ведете по поиску погибших. Очень благодарны вам за то, что вы дали возможность знать нам место гибели и захоронения нашего отца и мужа. Отец родился 25 января 1925 года в селе Бровничи. На фронт ушел, как сказала мать, 15 августа 1941 года, а уже 25 августа наша местность была оккупирована. Так как оккупация продолжалась до 1943 года, никаких известий мы от отца не получали. В начале 1944 года получили извещение, в котором говорилось, что Зебницкий Григорий Наумович пропал без вести в боях под Великими Луками.
Об отце я ничего не помню, так как родился в 1940 г. Сестра тоже ничего не может сказать заслуживающего внимания. В нашей семье сохранилось лишь две фотографии отца, так как деревня при отступлении немцами была сожжена и многие документы и прочее погибло. Высылаем вам фотографию отца.
Наша семья очень хотела бы присутствовать на перезахоронении останков нашего отца и его товарищей. Поэтому очень просим вас сообщить нам о времени перезахоронения. Вся семья Зебницкого очень благодарна вам, Иван Иванович и Юрий Иванович, за то, что вы сделали для нас. Низкий вам поклон, желаем вам успехов в вашей благородной работе, здоровья, счастья.
Семья Зебницкого Г.Н.

Зебницкий Г.Н.

© 2019. Поисковая группа «Рейд».