2012 год. Экспедиция в Гагаринском районе глазами поисковика из Германии

Наверное, для того, чтобы рассказать о поездке спустя целый год уже может быть поздно, но впечатления до сих пор остаются очень яркими и не проходит ни одной недели, чтобы мы не вспоминали наших друзей их России. Я уже давно собирался и хотел поделиться эмоциями, полученными от прошлогодней весенней поездки. Хотели было поехать на весеннюю «Вахту Памяти» в Смоленскую область и в этом году, но зима очень затянулась, погода оказалась не на нашей стороне, и, к сожалению, мы были вынуждены отменить поездку. Пишу эти строки, чтобы еще раз все вспомнить и компенсировать грусть.
Прежде чем я начну свой рассказ, хотел отметить, что ранее в течение шести лет я жил в Москве, когда был еще ребенком — с 1987 по 1993 годы. Поэтому, мне кажется, что я немного знаком с русским менталитетом. Соответственно, когда я приехал в этот раз к друзьям поработать, создалось ощущение, что я вернулся на свою вторую родину. Уже в те годы я задавал родителям вопросы о том, чем занимались мои дедушки во время войны, и проявлял интерес к истории и, особенно, ко Второй мировой войне. И так случилось, что сейчас я работаю историком, специализирующимся на этом периоде ХХ века. Когда я видел документальные фильмы про поиск и эксгумацию павших солдат, в основном, конечно, немецких, я понимал что это мой шанс соединить мои археологические, исторические и личные интересы.

Лагерь поисковиков расположился на опушке леса
Лагерь поисковиков расположился на опушке леса

Мы представляем немецкую Ассоциацию по поиску павших солдат на территории Восточной Европы (V.B.G.O.). В последние годы к нам часто приезжали наши друзья-поисковики из поискового отряда «Рейд» и журнала «Военная археология» для проведения совместных экспедиций, во время которых мы имели возможность обмениваться опытом. Мы многое узнавали от них и, надеюсь, что и они от нас почерпнули что-то интересное и важное. Лично для меня это была еще и возможность освежить мои знания русского языка. За это время мы успели очень сблизиться и подружиться.
Мы работали вместе на территории Польши вместе с нашими польскими друзьями из группы «Поморже-1945», проводили совместные раскопки и захоронение в городе Хойна (Польша), где так же, принимали участие дети из детского дома города Киров. Состоялось несколько совместных экспедиций в Клессин на Зееловские высоты. И не хватало только совместных работ в России…
Холодным, осенним вечером, во время очередной экспедиции в Клессине, я и мои товарищи из Швейцарии – Томас и его сын Доминик, запланировали поездку в Россию на апрель 2012 года. Ребята из поисковой группы «Рейд» были так же рады, как и мы, но мы пока не представляли, как все это будет выглядеть.
Некоторые наши коллеги из V.B.G.O. уже имели опыт работы в России, где находили как русских, так и немецких солдат. Но слышать впечатления других людей не достаточно и мы хотели, чтобы у нас сложилось свое собственное мнение. У нас было полгода, чтобы подготовиться к двухнедельной поездке в Россию.

За две недели до запланированной поездки я получил задание и был отправлен в командировку в Москву немного раньше, чем приехали мои товарищи из Швейцарии. Так что я их встречал в аэропорту, где нас уже ждали московские друзья. Они очень удивились, что я подошел к ним со стороны входа в аэропорт, а не со стороны зоны прилета. Мы загрузились в машину и поехали в дом, где должны были ночевать перед выездом в лес. Вечером у нас был традиционный русский ужин — нас кормили пельменями и поили самогонкой… Это было незабываемо…

На следующий день началось наше путешествие по России. Первую часть пути до Кубинки мы простояли в пробках, хотя уже давно хотелось спокойствия и свежего лесного воздуха.
Мы с удовольствием посетили Кубинский танковый музей – очень впечатлило — мы никогда не видели столько разных танков в одном месте…
Но не прошло и трех часов, как мы встретились с нашими старыми друзьями – ребятами из группы «Рейд». Лагерь поисковиков расположился на опушке леса рядом с полем в месте, которое раньше называлось «угловым постом восточного немецкого фронта» у Ржева. Мы много читали про эти места, но побывать тут — это совершенно другое. Мне так же вспомнились особые моменты, когда я уже бывал в Волгограде и смотрел на Дон.
Все ребята уже были в сборе. На нас все смотрели, и наверное, думали: «Кто эти люди? Что они будут делать? Умеют ли они работать?» Но это нормально. Я был очень рад снова встретить своего друга Руслана – командира поисковой группы «Рейд».
Каковы были наши планы? Конечно, прежде всего мы приехали в Россию для поиска пропавших без вести солдат разных национальностей. Ведь под землей мы все равны, и все это понимаем.
Мы очень хотели посмотреть, как организовываются экспедиции в России и как работают местные поисковики. Так же, у нас было важное задание – побывать в Духовщинском районе Смоленской области. Позже мы узнали, что у нас еще будет возможность доехать до Любани и увидеть, как проводит «Вахту Памяти» поисковое объединение «Отечество».

В лагере нам выделили самые комфортные места для сна – в удобном кунге ГАЗ-66. У нас было электричество, подогрев и кровати.
Вечером мы сидели все вместе у костра и разговаривали на разных языках: русском, английском и немецком, кто как умел. Завтра предстоял очень любопытный день, так как планировалась поездка в Духовщину. В ноябре 1942 года там, под деревней Холомидино, пропал без вести один немецкий офицер. Его дочь обратилась в свое время в нашу организацию V.B.G.O., чтобы узнать побольше о судьбе пропавшего отца. Этот офицер отправился воевать на восточный фронт. В своих письмах он писал, что ничего не происходит — «Где война?». Потом, командир артиллерийского полка, к которому он принадлежал, дал ему звание младшего адъютанта и он отправился в первый бой. Проезжая по лесу, он увидели немецких солдат, которые начали в него стрелять. И когда ее отец отправился сказать им что они тоже немцы, оказалось что это были русские, переодетые в форму люфтваффе. Они прорвали немецкую оборону днем раньше… В итоге, ее отца забрали в плен и больше его никто не видел.
Утром нам предстояла поездка в 250 км от города Гагарина. Было облачно, и расстилался густой туман, но в дороге все изменилось и вышло солнце. Здорово! Именно такой погоды мы и ждали! На самом деле, за все 14 дней, дождь шел только один раз, нам очень повезло в этом плане.
Нашей целью под Холомидино было осмотреть окрестности, сделать фотографии для семьи пропавшего офицера и установить небольшой деревянный крест. Самих деревень там уже не осталось и только благодаря фруктовым деревьям мы догадались, где конкретно располагались поселения.
По раскисшей глинистой дороге нам пришлось идти пять километров пешком. Какое замечательное место! Здесь такая тихая и спокойная природа. Не верится, что 70 лет назад здесь шла война и всюду подстерегала смерть… В Германии почти невозможно найти таких девственных мест.
В одной из бывших деревень мы неожиданно наткнулись на ямы, явно выкопанные мародерами, так как вокруг были разбросаны кости, и некоторые личные вещи, в том числе и фрагменты немецкой униформы. Мы были в шоке. Конечно, мы и раньше встречали разграбленные могилы, но не в таком ужасном состоянии. Зачем люди так делают по отношению к таким же людям?
Выполнив свою миссию здесь, мы поехали обратно в наш лагерь и вернулись туда только в три часа ночи.

На следующий день мы работали все вместе в районе русских и немецких траншей. Там вскоре удалось найти братскую могилу советских солдат, что обеспечило нас работой на несколько дней. Мы проводили эксгумацию археологическим методом, очень аккуратно, чтобы не упустить ни одной детали и получить как можно больше информации от артефактов.
К сожалению, мы не нашли ни наград, ни медальонов. Но во время проведения такого вида работ есть возможность общаться друг с другом, задавать вопросы. Мы сравнивали наше поведение и поведение русских при проведении эксгумации. В итоге, я сделал вывод, что ту работу, которую делаем мы — это ДЛЯ солдат, а русские это делают ВМЕСТЕ с солдатами. Я уже видел подобное отношение при захоронении русских солдат в Хойне. Они стоят вокруг могилы с гробами солдат, но разговаривают, чтобы показать, как будто они стоят перед ними живые. В Германии такого не встретишь. Нам очень понравилось с каким уважением и почтением русские относятся к павшим солдатам…
Мы пронумеровали останки и рассматривали детально, как лежат скелеты, чтобы сделать наброски схемы для протокола. Конечно, мы так же показывали, как мы делаем это у себя в организации. Важно не только находить солдат, так как это наш долг перед ними, но и делать все возможное для их идентификации.
Через два дня наши друзья-поисковики нашли еще одно братское захоронение буквально в пятидесяти метрах от лагеря. Мы работали в поле. И снова — более тридцати солдат. Мы работали очень аккуратно, чтобы не упустить каких-либо мелочей и получить как можно больше информации. Мы нашли четыре медальона. Все были пусты, кроме одного, в котором оказались нитки и иголки. Мы очень расстроились, так как получается, что больше чем из пятидесяти солдат мы не смогли установить личность ни одного. У нас обычно показатель идентификации составляет от 30% до 50%.

Работая вместе, мы могли много общаться. Найдена воронка с останками советских солдат
Работая вместе, мы могли много общаться. Найдена воронка с останками советских солдат

Во время экспедиции мы получили информацию о необходимости транспортировки останков четырнадцати немецких солдат. Конечно, мы вызвались принять участие. Мы провели свой анализ и проверили документацию. Нам передали четыре половинки от немецких жетонов и информацию в письменном виде о двух других целых жетонах.

На следующий день в лагерь приехал человек, который сказал, что нашел двенадцать немецких солдат с целыми жетонами, что означает, что эти солдаты до сих пор могут числиться пропавшими без вести. Хотя он нам и не передал сами жетоны, но предоставил полноценную информацию и фотографии. Конечно, этого не достаточно. Никогда не разделяйте останки солдат и жетоны! НИКОГДА. Так как это единственный способ идентификации человека. Останки без жетона не подлежат идентификации, так же как и наоборот, жетон без останков – ничто, идентификация не возможна в обоих случаях.

Через два дня нам пришлось попрощаться с нашими друзьями и с этим лагерем, чтобы переехать в другой. Спасибо ребятам из группы «Рейд». Было очень приятно со всеми познакомиться и работать над таким важным делом. Спасибо за эти замечательные дни!

И вот мы выдвинулись в сторону Великого Новгорода. Нам предстояло проехать больше 500 км. По пути мы проезжали много небольших городов и деревень. Я много читал про Демянск и Валдай. К вечеру мы добрались до огромного лагеря поисковиков, расположенного в районе Любани, где нас встретил руководитель экспедиции Александр Коноплев. Нас очень впечатлило, что такое большое количество человек собрались вместе с единой целью – искать павших солдат. Были даже дети, женщины и люди преклонного возраста. Мы первый раз видели такую большую поисковую группу в одном месте и в одно время. Все было замечательно организованно, и каждый знал свой фронт работы.
Дядя моего друга Томаса из Швейцарии до сих пор числится пропавшим без вести в этих местах. Он привез с собой документы, которые смог разыскать в архивах, о том, как здесь проходили бои. Так что нам тоже было чем заинтересовать местный народ. Все были рады познакомиться с нами и у нас даже взяли интервью журналисты с русского телеканала…
Ближе к ночи мы прибыли в Новгород, где нас встретил старый знакомый из поисковой группы «Рейд» — Игорь Шевцов, с кем мы уже успели познакомиться в Гагарине. Он любезно предоставил нам ночлег и угощал нас очень вкусной рыбой и пивом…

На следующий день мы разделились на две группы. В первой группе Антон и Томас отправились на работу в Мясной Бор. Им необходимо было совместно с поисковым отрядом «Память» из города Малая Вишера поучаствовать в завершении эксгумации братской могилы до захоронения, которое было запланировано на следующий день. А вторая группа отправилась осматривать достопримечательности старинного и очень красивого города Великий Новгород.

Для полноты ощущений очень не хватало заболоченных русских лесов…
Для полноты ощущений очень не хватало заболоченных русских лесов…

Восьмого мая 2012 года на воинском мемориале в деревне Мясной Бор собралось большое количество людей, для того чтобы принять участие в захоронении павших солдат Красной Армии, найденных поисковиками.
Мы видели, как близка еще эта война для всех здесь. Много гробов, много людей разных возрастов. Это был самый трогательный момент в нашей поездке.
Нам довелось познакомиться с родственниками одного из погибших солдат, которого хоронили в этот день. Это были отец и сын. Несколько месяцев назад поисковики нашли их отца и деда в местном лесу. Не думаю, что можно часто застать такие моменты – отец, сын и внук вместе. Мне было очень приятно познакомиться с этими людьми. Надеюсь, что все у них хорошо…

После обеда мы выехали обратно в Москву. Завтра нам предстояло смотреть парад на Красной Площади, правда, не вживую, а по телевидению.
После окончания парада мы поехали в центр Москвы, чтобы посмотреть на ветеранов и простых людей, после чего посетили Ваганьковское кладбище, где приняли участие в поминании всех усопших – эта русская традиция в такие дни…

Но вот и подходило к концу наше путешествие по России, нам предстояла дорога домой. Мы получили огромное количество впечатлений, которые не забудутся никогда. Это был наш первый поисковый опыт в России, но точно не последний. К сожалению, нам приходится заниматься такой работой, как поисковая, но я очень рад, что этим делом занимаются такие хорошие и добрые люди, с которыми нам довелось познакомиться. Теперь я точно знаю, что никто из павших в период войны не забыт, не важно немецкие это солдаты или русские. Спасибо, друзья, вам большое за это!

Роберт Бальзам VBGO

© 2019. Поисковая группа «Рейд».